Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

1906, Записки Княгини Дашковой, Изд. Врублевского

 

Продано


 

 

Антикварная Книга 1906, Записки Княгини Дашковой,  С.-Петербург, Издание В. Врублевского.

 

Первое издание.

Родной твердый переплет.

Иллюстраций- нет.

272 страницы.

Формат: 20,5см - 14см- 1,5см

 

Представленный экземпляр книги принадлежал Янсону Алексею Кирилловичу (1866- 1941) и входил в состав его библиотеки, на титульном листе есть его автограф.

 

Янсон Алексей Кирилович- русский педагог, общественный деятель Российской Империи и Эстонии. В 1899 по его инициативе и благодаря его усилиям в Гатчине была открыта Народная библиотека Попечительства о народной трезвости. С 1905 по 1917 занимал пост директора Петербургской земской учительской школы. С 1917 года заведовал отделом народного образования петербургского областного комитета Союза Городов. В 1921 году возратился в Эстонию и был назначен советником министерства народного просвещения, 7 июля 1922 года он занял пост русского национального секретаря. А.К. Янсон был отцом-основателем Союза Русских просветительных и благотворительных обществ. В период германской оккупации Эстонии в сентябре 1941 году был арестован по доносу за его участие в июльских событиях 1940 года в Эстонии и РАССТРЕЛЯН.

 

Автор:  Княгиня Екатерина Романовна Дашкова (Воронцова)

 

Родилась в марте 1743 года в Санкт- Петербурге. Подруга и сподвижница будущей исператрицы Екатерины 2, активнейшая участница государственного переворота 1762 года (переворот против Петра 3, несмотря на то, что император был ее крестным отцом, а ее сестра Елизавета была его фавориткой и могла стать его женой). После восшествия на престол Екатерина 2 охладела к подруге. Далее княгиня Дашкова не играла заметной роли в делах правления.

Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова стала первой женщиной в мире, которая стала директором Академии наук, причем это назаначение было прямым следствием ее талантов ( в ту эпоху в России нельзя было найти и двух женщин, которые бы, подобно Екатерине 2 и Дашковой, серьезно занимались чтением).

Важным историческим документом являются мемуары Дашковой ( Записки Княгини      Е. Дашковой), изданные сначала на английском языке г-жей Вильмот в 1840, с дополнениями и изменениями. Текст мемуаров содержит очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762, о собственной жизни за границей, придворных интригах и т.д..

Княгиня Дашкова скончалась в январе 1810 года и была погребена в храме Живоначальной Троицы в селе Троицком в Калужской губернии. К концу 19 века следы надгробия были практически утеряны…

 

Выдержка из текста книги (введение):

«Письмо княгини  Дашковой, посвященное мисс Уильмот.

Приступая к описанию своей жизни, я удовлетворяю вашему желанию, мой молодой и любезный друг. Перед вами картина жизни безпокойной и бурной, или точнее говоря, печальной и обремененной затаенными от мира тревогами сердца, которых не могли победить ни гордость, ни мужество. В этом отношении я могу назвать себя мучеником принуждения; я говорю мучеником, потому что скрывать свои чувства и казаться в ложном свете- всегда было противно и невыносимо тяжело для моей природы.

Уже давно мои друзья и родственники требовали от меня тот труд, который теперь посвящаю вам. Я отклонила все их просьбы, но не могу отказать вам. И так, примите историю моей жизни, грустную историю, из которой легко было бы составить увлекательный роман. Она с вашим именем явится в свет. Я писала ее без приготовления, так как я говорю, и с полной откровенностью, устоявшей против всех горьких уроков опыта. Правда, я прошла молчанием или только слегка коснулась тех душевных потрясений, которые были следствием неблагодарности людей, обманувших мою безграничную доверенность им. Это единственные факты, обойденные мной; одно воспоминание о них еще доселе приводить меня в трепет.

Из моего рассказа будет видно, как опасно плыть на одном корабле с ‘великими мира сего’, и как придворная атмосфера душить развитие самых энергических натур; за всем тем, совесть, свободная от упрека, может дать нам достаточно сил, чтобы обезоружить твердостью души свирепость тирана и спокойно перенести самые несправедливые гонения. Здесь же мы найдем пример, как зависть и ее верная подруга- клевета преследуют нас на известной степени славы.

Когда уже было мне шестьдесят лет, когда я вынесла много несчастий, болезней, жестокое изгнание и, в уединении, посвятила себя благу своих крестьян, мой взор в первый раз обратился к прошедшему; и я увидела всю ложь и пристрастные обвинения, распространенные некоторыми французскими писателями против Катерины большой; но с тем вместе, они не пощадили, по дороге своего злословия и ее друга, Катерину маленькую. В этих памфлетах ваша Дашкова очернена всеми пороками, совершенно чуждыми ее характеру; у одних она является женщиной самого преступного честолюбия, у других- грубой развратницей.

После этого легко понять, что самая нравственная жизнь, проведенная большей частью вдали от света, чему не многие умеют дать настоящую цену, тем меньше завидовать ей, и эта жизнь не могла укрыться от пера злонамеренного памфлетиста. Хотя Екатерина 2 жалела и искала средства против зла, внесенного во Францию мистиками и философами-самозванцами, хотя они боялись могущества великой и страшной царицы; но, вероятно, они думали отомстить за себя, с озлоблением нападая на женщину, не имевшую влияния на правление, и старались отнять у нее то, что для нее всего дороже – чистую репутацию.

Такова, впрочем, была моя горькая участь: когда судьба лишила меня нашей образованной государыни, когда я не могу больше пользоваться ее личным расположением или радоваться счастью страны, управляемой ею, враги ее принесли меня на жертву едкой клеветы.

Но конечно и это зло, как и все в мире, пройдет. Поэтому позвольте лучше поговорить с вами, мой милый и юный друг, о том, что ближе к нам- о нашей взаимной и нежной дружбе; я невыразимо глубоко чувствую вашу доверенность ко мне; и вы не могли лучше доказать ее, как покинуть семейство и родину, чтобы посетить меня здесь и утешить своим присутствием старую женщину на закате дней ее, которая, справедливо. Может похвалиться одним достоинством, что она не прожила ни одного дня только для себя самой.

Нужно ли говорить о том, как дорого для меня ваше присутствие- как я уважаю и удивляюсь вашим талантам. Вашей скромности, вашей врожденной веселости, соединенной с чистыми побуждениями вашей жизни? Нет надобности говорить и о том, как вы облегчили, освежилимое существование. И где я возьму выражений способных верно передать эти впечатления? Поэтому я ограничусь одним простым уверением, что я уважаю, люблю и удивляюсь вам, со всей силой любящего сердца; вы его знаете и поверите, что эти чувства только прекратятся с последним вздохом вашего искреннего друга Княгини Дашковой.»

                                                                           Троицкое, 27 октября 1805 года.


Если Вы хотите задать вопрос по этой книге или оставить отзыв, пожалуйста, заполните форму!

Поля, помеченные символом *, обязательны для заполнения.

Задать вопрос                                   Сделать заказ                              Перейти в каталог